Кто мой ближний?

Кто мой ближний?

   Притча о добром самарянине Лук. 10:25-37.

Законник был специалистом в толковании Писания. Он умел задавать точные вопросы и подмечать уязвимости в аргументах. Ему повезло встретиться со Христом, и он решил  подискутировать об условиях наследования вечной жизни: какие дела следует делать для этого и почему. Тема важная и широкая. О разновидностях дел можно спорить сколь угодно долго и никогда не прийти к общему знаменателю. Если бы такой вариант удался, он был бы победой для книжника: чем продолжительней и запутанней диспут, тем меньше шансов понять, на чьей стороне правда.

Однако Иисус не вступил в дискуссию. Он  просто отослал книжника к  Писанию: «в законе что написано? как читаешь?». Многие вопросы быстро проясняются, как только мы обращаемся к Писанию, «светильнику, сияющему в темном месте» (2 Пет. 1:19). Книжник удивительно быстро схватил суть вопроса и процитировал наиважнейшую заповедь о добром деле: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Невозможно отрицать, что натренированный ум может выносить правильные суждения о Библии. В ответ Иисус предложил ему жить по Писанию: «правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить».

Основную заповедь о любви знал каждый еврейский ребенок, не говоря уж о взрослых, и книжнику стало неудобно, что он спрашивал о столь очевидных истинах. И тогда  «желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?». Книжник решил показать, что не все так просто на свете, как  видится Христу. Где в Писании дано определение понятию «ближний»? Входят ли в круг ближних только родственники или он включает в себя так же добрых соседей? А как быть с презренными мытарями или злыми людьми? Как исполнить заповедь «люби ближнего», если не знаешь, кому  подарить любовь и поддержку?

В Своем ответе Иисус Христос показал три признака, по которым можно легко определить  ближнего. Эти признаки удивляют, озадачивают, не совпадают с обыденными представлениями людей  и бросают нам вызов. Но раз они указаны Господом, мы обязаны их принять.

  1. Ближний тот,  мимо кого хочется пройти

Ст.30-33.

Грабители, избившие самарянина и отнявшие у него одежду, искали легких путей к обогащению и не признавали прав других на жизнь, здоровье, свободу, убеждения, материальные ценности. Они жили насилием, безжалостно отнимая  блага у людей. Их жизненным   кредо являлось «все твое — мое». Им было все равно, что такой  уклад жизни воспрещен Богом и противоречит сразу нескольким заповедям —  люби ближнего, не кради, не пожелай чужого. Любители острых ощущений стремились пожить вволю здесь и сейчас. В этом они уподобляются демонам, которые вредят нам всегда и повсюду.

Нельзя думать, что только упомянутые разбойники исповедовали принцип «все твое — мое».    В свое время Л.Н.Толстой называл господствующий класс злодеями, ибо  они за счет народа удовлетворяли свои алчные аппетиты.  К злодеям сегодня можно причислить и предпринимателей,  задерживающих или недоплачивающих зарплату и использующих криминальные средства для подавления или разорения конкурентов. Злодеи все, кто при ужасной бедности народа позволяет себе непомерную роскошь, созданную его обнищанием.  Бог будет судить их за избранный ими принцип «все твое — мое». И суд этот будет суровый.

Апостол Иаков напоминал богатым: «Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа.  Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания.  Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам» (Иак.5:1-6).

Люди духовного сословия — священник и левит, исповедовали иной, но так же неверный принцип жизни: «все мое — мое, все твое — твое». Этот принцип выразительно озвучил  полузащитник сборной России Андрей Аршавин, комментируя  проигрыш  команды на чемпионате Европы:  «То, что мы не оправдали ваши ожидания — это не наши проблемы. Это ваши проблемы».

Конечно,  священнослужители не просто так прошли мимо. У них сразу же нашлись оправдательные аргументы.  Если избитый путник был мертв, то ему ничем уже не поможешь, а себе повредишь. Ведь прикоснувшийся к мертвому помещался на семидневный карантин и лишался права служить Богу. Для них служение было дороже человека!

Священнослужители могли так же посчитать израненного человека виновником трагедии. Дорога из Иерусалима в Иерихон считалась кровавой дорогой из-за дежуривших на ней разбойников. Самым лучшим решением здесь было бы не отправляться в путь  одному и с товаром. «Раз этим порядком мужчина пренебрег — пусть и расплачивается — моя хата с краю».

Живущий по принципу «все твое — твое, все мое — мое» не станет рисковать своим временем и силами, если это не принесет ему какой-либо выгоды. Но жизнь по этому принципу приведет человека в ад. Христос рассказал историю про богатого человека, который, собрав небывало огромный урожай, решил пожить в свое удовольствие. Как только он принял это решение Бог проговорил к нему: «безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так [бывает с тем], кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лук.12:20,21). Мы должны жить не в свое удовольствие, а в Божье. Богу же не нравится, когда мы  проходим мимо чужой беды.

Самарянин имел все основания пройти мимо несчастного. Ведь попавшийся разбойникам был представителем  иной национальности, иной веры, иной культуры.

И вопрос был не только в этой разнице. Евреи ненавидели самарян,  а самаряне евреев. Казалось, злорадство должно было торжествовать: «Поделом досталось этому жиду! Пусть подыхает!». Однако самарянин не остался равнодушным к страдальцу!

Как важно нам помнить это определение —  ближний тот, мимо кого хочется пройти! С этим мы сталкиваемся довольно часто. И если мы поступим по нашему желанию, а не по заповеди «люби ближнего как самого себя», то сможем ли мы  рассчитывать на внимание Христа к нам?  Он не прошел мимо нас, чуждых святости, любви, завета, божественных даров. Он склонился над нами и помог нам. Его сердце было наполнено  желанием «послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матф.20:28). Пусть Его пример поможет нам не проходить мимо чей-то беды.

  1. Ближний тот, на кого у нас нет времени!

Служители храма были весьма занятыми: священник отпускал прегрешения, учил закону, решал житейские тяжбы; левит, служитель храмового хора,  приятным голосом услаждал слух молящихся. Эти люди были всегда и везде желанными.

Священников и левитов было много в Израиле, и  послужить в храме было мечтой каждого из них.  Нередко такая честь выпадала только раз в жизни.  Забота об израненном поломала бы их возвышенные планы. Да и можно ли   было поставить служение пострадавшему выше служения Богу?

Время — ценнейший капитал, его мы предпочитаем тратить на удовольствия или на выгодные отношения. Какую выгоду можно извлечь из отношения с кандидатом в покойники?  Священнослужителям было жаль своего времени на милосердие,  и они прошли мимо. Возможно, они надеялись на помощь мифического существа под названием «кто-нибудь-другой». О нем давным-давно было написано бесхитростное и поучительное стихотворение:

Есть на свете некто, сильный и большой,

Имя ему дано „Кто-нибудь другой”.

Вот теперь хочу вам рассказать о нем,

Но придется всем нам слушать со стыдом.

Так, работы много! — слышим мы порой,

Но работать может «Кто-нибудь другой».

Ближний твой страдает, истомлен борьбой,

Но ему поможет «Кто-нибудь другой».

Так себе помыслишь ты в своей душе,

А твой брат останется в горе и нужде.

Там вдова с сиротами помощь ждут порой,

Но и им поможет «Кто-нибудь другой».

Вот и дом молитвы с кафедрой пустой,

Но участье примет «Кто-нибудь другой».

И дары земные для нужды святой

Пусть дает их щедро «Кто-нибудь другой».

В день Христа явленья станешь стороной,

А получит славу «Кто-нибудь другой».

Ты к горам и камням побежишь с мольбой,

А Иисуса встретит «Кто-нибудь другой».

И в покой тот вечный, в радости святой,

Войдет тот, чье имя — «Кто-нибудь другой!»

Самарянин не сказал бедняге: «Извини, но в мои планы не входило это печальное происшествие. Надеюсь, «кто-нибудь-другой» поможет тебе. Держись, дружище!».  Он ничего не знал о том таинственном слуге, на которого можно было бы свалить ответственность. Он  потратил драгоценное время на оказание медицинской помощи, на доставку больного в гостиницу   и выхаживанию его там.  Он уехал только на следующий день, убедившись, что опасность смерти миновала.  Таким образом, самарянин потратил приблизительно 15-20 часов   личного времени на незнакомца! Он не считал упущенную выгоду,  не расстраивался по поводу нарушенных планов. Он отдавал необходимое время  ближнему.

Как должно быть нам стыдно, что мы жалеем время на самых близких — на супруга или супругу, на детей, на церковь, на свидетельство и отдаем его тем, кто ближним нашим не является — греховным покемонам, о которых сходит с ума наш мир. Не должно ли  наше время служит Господу и ближним?   Пусть этот  ценный капитал служит славе Бога и благу людей!

  1. Ближний тот, на кого нужно материально потратиться!

Ст.34-35.

Русский народ сложил поговорку: «Все доброхоты, а в нужде помочь нет охоты».

Апостол Иаков имел это ввиду, когда обличал веру без дел: «Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак.2:15-17). Добро должно чего-то стоить!

Самарянин не ограничился трогательным сочувствием: «Бедный человек! Как тебя зверски избили! Не переживай,  если ты умрешь, на небесах тебе будет хорошо!». Он решил бороться за жизнь, расходуя для этого средства, предназначавшихся для иных целей. Он возлил на раны избитого вино, чтобы их продезинфицировать,  потратил елей для смягчения и лучшей заживлямости ран, сделал повязки. Он повез больного в гостиницу, оплатил за его пребывание  и уход. Его милосердие потребовало от него значительных и безвозвратных вложений и он  не постоял за ценой. Такое отношение к попавшему в беду не было случайным, оно вытекало из исповедания его сердцем принципа «все мое — твое».

Много ли мы найдем таких людей в нашем мире? Христос показал, что самарянин, человек иной веры, национальности и культуры был настоящим ближним оказавшемуся в беде, хотя имел все основания пройти мимо. А вот правоверные иудеи, близкие по крови, вере и обычаям, оказались невероятно далекими. Какое печальное недоразумение! О, если бы мы были исповедниками самарянского принципа «все мое — твое» и не боялись материально тратиться на людей! Какие благословения мы бы пережили!

Христос завершил притчу серьезным призывом: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?  Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же». Ст.36-37. Эти слова звучат как приказ. Они  и на самом деле являются приказом без права на обжалование. Христос имеет право приказывать, поскольку является Господом и поскольку Сам стал Избавителем людей, избитых до потери сознания грехом и сатаной. Он не прошел мимо нашей беды, нашел время быть с нами, пожертвовал Свою Кровь и поместил нас в Свою чудную гостиницу Церковь, чтобы ее служители заботились о нашем духовном. Мы должны слушать Христа!

 Нам следует помнить, что оказывая добро нуждающемуся, мы оказываем его Господу.

Много лет тому назад журнал «Вера и жизнь» опубликовал свидетельство, которое хорошо подходит к рассматриваемой нами теме.  .

«Однажды со мной произошел удивительный случай, который приоткрыл мне дверцу к пониманию того, как я могу возлюбить своего ближнего. Прекрасным, солнечным утром, придя  на работу, я старательно принялся выполнять только что полученное задание от начальника. Оно включало в себя изготовление нескольких деревянных дверей и окон. С новыми силами и в хорошем настроении, разобравшись в чертежах, я приступил к выполнению заказа. Работа шла хорошо и нисколько не мешала мне размышлять на духовные темы.

Я размышлял о любви и милости моего Бога ко мне, и мое сердце переполнялось благодарностью, вспоминая, сколько милости явил мне Господь на протяжении всей моей жизни. Я готов был сделать что-нибудь для Него в знак моей благодарности. Я вспомнил, что самой лучшей благодарностью может быть любовь к ближнему своему, и я готов был любить ближнего своего, как самого себя, но с кого начать я не знал. И вот, готовый к исполнению этой заповеди, я выхожу на перерыв.

Вдруг появляется он, тот самый ближний мой. Подходит ко мне мужик, небритый, лохматый, в грязной одежде и довольно грубым тоном говорит мне: «Ты! Сделаешь мне швабру, а я вечером к пяти часам зайду и заберу ее. Понял?» Я, ошеломленный такой просьбой, одобрительно покивал головой и мой ближний спокойно удалился восвояси.

Буря эмоций вспыхнула внутри меня. Я был поражен невиданной наглостью этого человека. Я не нахожу нужных слов, чтобы выразить свое возмущение. Не сказав слов приветствия, не познакомившись, так дерзко потребовал он от меня исполнить то, что ему нужно.

Да кто он такой, чтобы я исполнял его пожелания, тем более, что я вообще первый раз вижу его. «Вот еще, обойдется и без швабры, а то я ему этой шваброй так натрескаю, что мало не покажется!» Так размышляя сам в себе, я вернулся на свое рабочее время. Конечно, рабочее настроение было испорчено, а мысли в голове кружили, как стая черных, напуганных ворон. Ужасное отвращение и ненависть появились у меня к этому человеку, и ни о какой любви не могло быть и речи.

Наконец пришло время обеда. Устроившись поудобнее и разложив принесенный из дома обед, я помолился Богу и с большим удовольствием приступил к принятию пищи. Насытившись, я вновь стал размышлять о том, что случилось. Но после обеда ко мне стали приходить более добрые мысли. Я понимал, что «мой ближний» скоро придет, и во избежание дальнейшего развития конфликта между нами лучше будет сделать ему то, что он просит. К тому же я все-таки христианин и должен стремиться к миру. Но чувство обиды не давало мне покоя. Мне не жалко было сделать ему швабру и это не занимает много времени, но мне было обидно, что он так грубо попросил меня об этом, и это мешало мне.

Но вдруг, внутри себя, я услышал тихий голос: «Сделай это для него ради Меня!» «Господь, но почему я должен сделать ему швабру, когда он так грубо обошелся со мной?» – подумал я. Но все тот же спокойный голос звучал во мне: «Сделай!». Я никак не хотел согласиться с этим и еще некоторое время сопротивлялся, пока все-таки решился. Я быстро нашел нужные заготовки, и вот уже через несколько минут швабра была готова. Меня не беспокоило качество изготовленного изделия, и поэтому время на изготовление потребовалось немного. Отставив в сторону швабру, я быстрым взглядом окинул ее и с облегчением приступил к основной своей работе. Но полного покоя в душе я не ощущал. Мне почему-то вспомнились слова из Библии: «И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу» (Кол. 3:23–24). Я сразу понял, что мне надо переделать швабру, но этого так не хотелось делать. И это не давало мне покоя, пока я не взялся за доработку. Я заметил, что я уже с удовольствием тружусь над завершением моего изделия. И по окончании работы я мог гордиться тем, что швабра выглядела отлично.

Чувство полного удовлетворения наполнило меня. Ужасное было позади, поднялось настроение, и я уже готов был с радостью вручить эту швабру моему ближнему, тем самым выражая ему свою любовь. Подошло назначенное время, а моего «заказчика» нет. Я даже заволновался, почему это он не пришел? Но время шло, и пора было уходить домой. С надеждой, что он придет завтра, я поставил швабру в уголок и со спокойной совестью отправился домой.

На следующий день он снова не появился, и больше никогда я его там не видел, как впрочем, и до встречи с ним я тоже никогда его там не видел. Странное чувство посетило меня: «Кто бы это мог быть? Человек или ангел?». Я не знаю этого, но я понял одно, что через любовь к своему ближнему Бог формирует мою личность. Ломая во мне гордость и ненависть к подобным себе, Он делает из меня того человека, который мог бы отображать Его сущность и нести людям свет любви».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *